немного ветра
"у самолетика был пароходик сердца."
Вспоминается всякое дурацкое и давнее.

Как пили абсент на турбазе, кружится голова, можжевельник и сироп от кашля, перехватывает дыхание.

Или садиться зимним утром на автобус, дышать на окно, чтобы не пропустить остановку, укутываться в шарф, в плеере - "твои глаза - / черника и перец, / черника и перец - / страх каждого дня".

Под окнами дети на школьном стадионе бегают стометровку. Свистки, топот ног, многоголосье. Как давно это было.

Иногда все бывает четким и ясным.
Когда я днем смотрю на человека и знаю, что может получиться что-то большее общения, и почему бы нет, и дальше все развивается по будто заранее составленному сюжету: в автобусе, на базе, у костра, утром после.
Когда точно знаешь, что нужно делать, будто тебя ведет кто-то свыше.
Озарения на теннисных тренировках, будто в голове появляется картинка партии, и остается только вовремя оказываться в нужном месте.
Почему нельзя жить в этом ясном, холодном, прозрачном состоянии всегда.

И самым счастливым воспоминанием почему-то кажется то, где вокруг раннее, холодное, сумрачное утро (ноябрь, наверное), а я стою посреди него в темной кухне и жду, пока закипит вода в турке, и вглядываюсь в синее пятно газовой конфорки, и подсвечиваю бурлящую воду экраном телефона. Конечно, идти на пары, но можно на секунду представить, что вот сейчас заварится чай и я нырну обратно под одеяло, прямо в толстовке, в которой и спала - была очень холодная осень - и будет так хорошо, как давно не было.